ДОГМА

Начало
Фильм
Съемки
Актеры
Создатели
Кадры
Ролики
Пресса










Догма
Пресса и критики о фильме

Догма
Мария Белиловская
Предваряя показ "Догмы" в Клубе кинопрессы кинотеатра "Ролан", представитель прокатной компании "ВЕСТ" очень просил не забывать, что перед нами - всего лишь кино.

Впрочем, памятуя скандалы, разыгравшиеся у нас в связи с "Последним искушением Христа", обеспокоенность прокатчиков понятна. Тем больше поводов сказать им "спасибо" - фильм, как-никак, одно из самых ярких творений любимца американского независимого кино, Кевина Смита.

Все лето Америка из-за "Догмы" скандалила. Шумную кампанию протеста организовала Католическая Лига, обвиняя создателей "Догмы" во всех смертных грехах, взывая к Хиллари Клинтон, угрожая бойкотами и срывами сеансов. Президент Лиги, как водится, фильма даже не смотрел - только прочитал одну из версий сценария, найденную в Интернете. Чтобы не портить репутацию своего могущественного хозяина, компании "Дисней", модная фирма "Мирамакс" от проката "Догмы" отказалась. Кевин Смит объяснял, что верит в бога и снял, мол, совершенно религиозное кино, а актеры бормотали умные слова о вере и искупления. Так из-за чего же поднялся весь этот шум?

Из-за истории о двух падших ангелах, Бартлеби (Бен Аффлек) и Локи (Мэтт Дэймон) которые очень хотят вернуться домой, на небеса.

Штат Нью-Джерси на американской кинематографической карте занимает очень странное место. Его как нельзя лучше характеризует диалог из "Пурпурной розы Каира" Вуди Аллена. "Но это невозможно! - В Нью-Джерси все возможно". И если падшие ангелы пройдут через арку собора в Нью-Джерси - некое универсальное место отпущения грехов, открытое кардиналом, идеологом движения за обновление церкви "Католицизм - это круто" ("Catholisizm wow!"), путь на небо им будет открыт. Правда, человечество после этого перестанет существовать...

Остановить парочку может только один человек. Это медсестра Бетани, или Вифания (Линда Фиорентино), работающая в клинике абортов (!) - католичка, переживающая кризис веры, оставленная мужем и, кроме всего прочего, прямой потомок Марии и Иосифа - у Христа, оказывается, были братья и сестры! В общем, одного этого вполне достаточно, чтобы разгорелись средневековые страсти.

Бетани помогает парочка "пророков", кочующих из одного фильма Смита в другой и совершенно не подозревающих о своей миссии. Толстый "Молчаливый Боб", которого играет сам режиссер, не указанный даже в титрах, и тощий Джей, без умолку болтающий о "телках" и "косяках". Еще присутствует масса персонажей небесного и подземного происхождения. Самые колоритные - чернокожий "13-й апостол" ("Меня нет в Библии, потому что я черный!) и муза Серендепити (Сельма Хайек), которая, воплотившись в облике земной красавицы, никак не может вдохновить на творчество саму себя.

В этой комической фантазия современная культура оказывается практически буквальным исполнением всех смертных грехов - от идолопоклонства до прелюбодеяния. А к фирменному стилю Кевина Смита, который критики определяют как "вербальные американские горки" - что мы не всегда можем оценить при переводе - добавляются "горки" визуальные. Чего стоит хотя бы эпизод, в котором троица мрачных подростков-роллеров, служителей преисподней, исчезает, прорезав изображение на экране; дорога, трава и деревья обнаруживают себя не более чем декорацией.

Особого успеха фильм не имел, несмотря на скандал. Критики сказали, что сценарий интереснее, чем воплощение. Публика, особенно женская ее часть, разочаровывается уже примерно на десятой минуте картины, когда узнает, что аппетитные красавцы Аффлек и Дэймон любовью не занимаются, поскольку, будучи ангелами, лишены половых признаков. Весь фильм бедным изгнанникам из рая только сочувствуешь: они ведь "провинились" в гуманном поступке - Локи проникся сочувствием к роду людскому и отказался быть ангелом-истребителем.

В результате, как ни странно для такого лихого сюжета, выясняется, что бог всегда прав. Злоумышленники наказаны. Человечество спасено, Бетани получает непорочно зачатого ребенка. И встречается лицом к лицу с богом. Каждый из персонажей видит бога по-своему. Чернокожему апостолу Иисус предстает черным. Красавице Серендепити - женщиной. В финале бог принимает неопределенное и лукавое женское обличье певицы Аланис Морриссетт, и Бетани задает ему/ей один-единственный, главный вопрос: "Зачем мы здесь?" В сокращенной версии, показанной у нас, бог не отвечает ничего, только улыбается. В версии Кевина Смита, показанной на Каннском фестивале, был ответ. "Пластик" (Plastics).

Назад к списку статей

Создание и поддержка: Фильм.Ру - всё о кино, афиша кинотеатров Москвы
    Смотрите в кинотеатрах с 10 февраля 2000 г.